16:37 

[азя]
— Чаю? Это как объятия. Только в чашке.©
Название: Попал на любовь
Автор: Азя (А3)
Бета: СтрелОК
Персонажи: Зоро/Санджи, Эйс, Луффи, Робин, Нами и остальные
Рейтинг: PG-13
Жанр: Юмор, Романтика, Повседневность, Слэш (яой)
Предупреждения: Нецензурная лексика, OOC
Дискламер: Ода
Статус: в процессе написания
Саммари: школьное АУ
Критика: лучше на у-мыло
От автора: сразу прошу прощение у читателей за отсутствие Зоро в этой главе ><"

Глава 16

«Кто-то смотрит» - не сводя взгляда от почти затухшей сигареты в руке.
Это такой непонятный дар что ли – Санджи умел чувствовать направленный на него взгляд. Хоть если в спину смотрят хоть сбоку или подсматривают за ним – он чувствовал чужой взгляд и эмоции вложенные в него.
Как бы это сказать, объяснить? Вроде как мелкие мурашки по телу пробегают, как небольшой электрический разряд, и если он теплый, значит, смотрят просто так, без злости, а вот если холодный – то проблемы будут. И очень скоро.
За такой большой срок от мелких драк и заварушек, от столкновений с людьми, которых он видел первый раз в жизни – Такада давно отвык.
Тогда некий дар ему помогал, хотя «прилетало» всё равно, но чужим больше, чем ему…
И тут так неожиданно. Он чувствует такой взгляд снова.
- Ух ты, кто тут у нас? – Хриплый, незнакомый голос.
- Поваренок, что не видно!
- Не-е пацаны! Не поваренок, а поварешка…
«Как знакомо: после работы, в темном переулке, трое…хм только вот рожи их не припоминаю». Сидя на ступеньках у черного входа в ресторан, повар «Барати» затянулся и зло глянул на гостей, от которых явно несло спиртным.
- Что смотрим? – Резко крикнул коротко стриженый блондин.
- В молчанку играет?
- А кухонные принадлежности не разговаривают! Да, поварешка?
«Странный тип» - Такада перевел сосредоточенный взгляд на высказавшегося парня, который теперь громче всех смеялся. «Вот что значит оглушительный ржач…» Улыбнувшись своим мыслям Санджи нахмурил брови заметив: «Зачем он только красный нос напялил? Да и одежда? Цирк приехал что ли?»
- Парни... за языком надо следить. - Дым, как и слова, вырвавшийся изо рта, растворился в воздухе, непроизвольно неся за собой недолгую тишину.
- О заго… - Начал рыжий.
- А то что? – Поинтересовался красноносый.
- А то я прослежу… укорочу его сантиметров на пять. – Прикинул повар улыбаясь.
- О-о! Борзые, оказывается! – Странно дернувшись, присвистнул парень.
- Борзые только собаки! Запомни. И ещё, мне на твои десны смотреть совсем, - цыкнув языком и, хлопнув ладонями по коленям, блондин медленно встал со ступеней, - не радует.
Парень сразу став серьезным подходит ближе и чуть ли не выплевывает слова:
- А я здесь не для того, чтобы тебя осчастливить.
«Странно! Клоун, а злой» Хмыкнув повар выкинул догоревший окурок в ноги красноносого и сразу стал закуривать следующую сигарету:
- Да? А для чего?
- Сейчас поймешь... – Правая рука сжимается в кулак и выполняет прямой, в лицо Такады.

***

На следующий день, оклемавшись ближе к полудню, Санджи почувствовал боль в ногах, а уже в вертикальном положении они отказывались держать своего хозяина. Но только вначале. Взяв себя в руки, повар быстро сполоснулся под теплым душем, оделся в черные спортивные брюки и синюю рубашку. Сонно зевнув, Санджи решил оставить ее в покое - не заправив и до конца не застегнув.
Не глядя в зеркало, блондин быстро прошелся расческой по волосам и заплел их в хвост, пару раз взъерошив его рукой, подобно псу, и вышел из квартиры.

Уже на входе в ресторан повар резко расправил плечи и шагнул в зал.
Удивило то, что посетителей не было, несмотря на время. Но это не значило, что Такада не получит по полной от Зеффа.
Только обернувшись к кухне, из нее тут же выбежал весьма бодрый Чоппер. Заметив Санджи, он ,почему-то, вздрогнул и выронил из рук десяток меню. Такада, смотря на это безобразие, лишь лениво вздохнул и убрал руки в карманы брюк. Сегодня на редкость блондин был сам не свой: не собранный, растрепанный, ленивый. Будто чья-то левая усталость им овладела. Так не привычно.
- Са-санджи-сан. – Странно поглядывая исподлобья и быстро собирая упавшее меню, пролепетал мальчишка.
- Чего? – Не сдвинувшись с места, проронил Такада.
- Чайсэй – баклажан!* - Прокричал, а лишь потом вошел шеф-повар, нервно поглаживая усы.
- Чего? – Повторил блондин, «Чайсэй?», изогнув бровь.
- Я не тебе, а этому, - кивок на ещё трудящегося официанта, - что по полу ползаешь?
Такада на миг задумался: «Чайсэй - баклажан? А у старика фантазия умерла безвозвратно… И… когда это морж стал так называть Чоппера?»
Зефф уже упорно насел на парнишку, но случайно поймав взглядом Санджи, он внезапно оценивающе ухмыльнулся.
- О-о ничего, чайсэй. Ты прощен. Даже я бы глядя на ЭТО не то, что меню, нож бы выронил.
- Чего? – Переспросил, уже в который раз.
Сощурившись, Такада понял, что это слово его уже раздражает. Тут же демонстративно отворачиваясь, так как, заметил, что Зефф стал сильнее хмурится – видимо слово достало не только Такаду.
- Что заладил? Ты хоть в зеркало глянул, когда выходил?
- А?
- Черт! – Воскликнул шеф и, уходя из зала, быстро проговорил. - Как это принцесса вышла из своего замка, не взглянув в зеркало и не попудрив носик, - его голос был полон сарказма.
Санджи продолжал непонимающе стоять до хлопка дверью в кухню.
- Что сказал! – Психанув, повар взял поднос с барной стойки. Увидев свое искаженное отражение, замер. «Мда, печальная картина». Справа на челюсти красовалась заметная ссадина, ещё было небольшое рассечение над бровью. «А я-то думаю, что мне улыбаться не хочется».
- Санджи - сан. – Ели удерживая в руках небрежно собранные меню, позвал повара Чоппер, - а кто это вас?
Блондин обернулся и попытался улыбнутся, но тут же пожалел об этом. Ведь давно им было замечено: когда не знаешь о ранах они болят меньше или боль совсем не чувствуешь, а теперь...
- Ты видишь роспись? – Санджи указательным пальцем обвел свое лицо.
- А?
- Нету. Автор этого произведения неизвестен. – Отвернувшись от озадаченного Тони, блондин пошарил под стойкой, наткнувшись, он вытащил яблоко, сразу с хрустом откусив – зашипел. «Ксо! Зуб!».
- Са…
Промычав и махнув рукой на прощание, блондин быстро направился к выходу.
- Стойте! А как же?… А главный!
- Хм, - повар смог криво улыбнуться, - с таким фейсконтролем - мне сегодня не работать.

***

Эйс лениво сдвинул мотоциклетные очки на лоб. Чистое голубое небо сразу ударило в глаза, успевшие уже привыкнуть к темно-желтому миру, из-за этого ему пришлось зажмурится на время.
Уже несколько часов Эйс просто лежал на скамье в опустевшем сквере. Находясь в прострации, мастер успел заметить только пару человек, проходящих мимо, но, даже если сейчас он попытается, то точно не вспомнит, кто они были: женщина, мужчина, ребенок или старик… Да и брюнету это было не нужно. Мозг сейчас просто играл с ним злую шутку, то заполнялся вязкой ерундой, то становился пустым и не мог поймать хоть какую-нибудь мысль. Но именно под звонкую трель птиц ловилось только одно слово.
«Влюбился» - теперь Портгас мог признать это, но не без удивления.
Давно он задал себе такой вопрос: «Я что, влюбился?» тогда Эйс сразу отодвинул эту мысль как можно дальше от себя. Влюбленность означала полнейшую зависимость от объекта поклонения, бессонные ночи, заискивающее заглядывание в глаза, вскоре ревность, ссоры и в результате - разрыв отношений. Портгас всегда так считал и думал. И не скрывал такое отношение к любви – она для него недостаток.
Конечно, слышать такое от вечно улыбающегося и «светлого» парня было неожиданно и странно. Многие сразу пытались его переубедить, но в итоге на все высказывания и доводы он отвечал по разному, но имел в виду одно и тоже, а именно:
«Любовь - это жатая масса всевозможных чувств человека, которая вечно колышется от острой боли до огромного счастья. А в чем-то неопределенном я не участвую!»
После таких слов люди замолкали, кто-то отмахивался или обижался, но Эйсу было все равно. Только ответы Санджи веселили, даже по-своему радовали его: «Какой философ!» «Драматург!», «Может, помолчишь или для надежности тебя по бошке сковородой огреть?», «У тебя сердце хоть иногда постукивает?», «Кажись, ты чувствуешь только одним местом, Портгас», «Ты точно родился по случайному залету!» «Если я скажу, что согласен с тобой, ты перестанешь нести эту ахинею?»
Друг много чего ещё ему говорил… И вспоминая все резкие высказывания, Портгас непроизвольно, первый раз за сегодняшний день, улыбнулся. Но все равно как-то невесело.
Тут же подобие улыбки исчезло с лица брюнета, как только он услышал из кармана своих джинс протяжную мелодию. Он знал точно, кто звонил. И не оттягивая время, Эйс принял вызов. Ему было нечего сказать, и он молчал. Просто предоставил права начать другому.
Время тянулось. У Портгаса опять мелькнула мысль, что что-то не так. Он поступил не правильно или наоборот? Даже если бы Эйс поступил по-другому, ему все равно не хватило бы выдержки. Чувствовать себя слабым он не привык и не собирается привыкать. Так он решил.
- Значит, действительно последний раз. – Наконец-то, в трубке прозвучал до боли любимый голос.
Эйс глубоко и медленно втянул в себя воздух, и вяло проговорил:
- Если знаешь ответ, зачем звонишь и спрашиваешь?
- ....Эйс.
- Я уже всё сказал. Что чувствую и...
- ...
- Я понимаю, что ничего не выйдет и, конечно, ты тоже.
- ...
Спустя мгновение брюнет сполна ощутил горькую сладость двойственного чувства. Его распирало ощущение свободы от определенного чувства позвонившего ему, мужчине, и… оно же душило Эйса. Уловив знакомый звук затушенной сигары, у Портгаса заныло под ложечкой, говорят, что в той области находится душа человека. Видимо сейчас она умирала…
- Правильно, молчи.
- Эйс... – Не прекращал повторять имя.
- Слушай, я уже нагонялся за тобой… Гонка закончена: аккумулятор - сел, бензин - на нуле, тормоза – отказали… - что-то вспомнилось рабочее.
- Шины стерлись… - дополнил абонент.
- Это тоже, - кивая.
- Значит, всё кончено?
Этот вопрос стал просто последней каплей для человека на грани… Эйс просто сорвался:
- Слушай, Смокер! Мне эта любовь к тебе травит душу столько, сколько я себя помню.
- Плохо ты себя помнишь... Мы знакомы около двух лет.
Мастер с горькой усмешкой подсчитал: «Да не два года, а почти что три… ну и пофиг»
- Видимо так… Два года, а тянулись как десять.
- Прости.
- Да ладно, - тихо ответил мастер, - мне просто надо... – разозлившись он стал говорить в сторону, из-за чего Смокер стал плохо его слышать, - А хрен его знает, что мне надо... Я, блин, не знаю, чего хочу!
- Глупостей не наделай только, Портгас. – С жаром воскликнул он.
От такого голоса Эйс удивленно вскинул брови и его гнев внезапно погас так же быстро, как и вспыхнул. Задумавшись, он прикусил нижнюю губу и повернул голову к дороге. На глаза сразу попался молодой парень, медленно проходящий мимо скамьи, на которой все ещё лежал Эйс. На парнишке был брючный костюм, а черные как смоль волосы были уложены красивыми волнами.
- И не подумаю. – Твердо заверил он Смокера, давая отбой и отключая мобильник.
На сегодня хватит с него разговоров «по душам».

_____________________________
* Чайсэй – баклажан – (Chisai; Чайсэй - маленький, крошечный)
Вообще Зефф имеет в виду: Тайские баклажаны, пожалуй, самые необычные не только из азиатов, но и вообще среди всех баклажанов. Размером с мяч для гольфа. И его цветовая гамма может быть различной.

___________
1-4 Глава; 5-7 Глава; 8-9 Глава; 10 Глава; 11 Глава; 12 Глава; 13 Глава; Глава 14 Глава 15

@темы: Эйс, Смокер, Санджи, Багги

Комментарии
2012-03-24 в 01:07 

tennyking
Друг — это человек, в присутствии которого можно думать вслух. / Ральф Уолдо Эмерсон
Балин, классно. Очень нравится, что у вас персонажи, как живые, и эмоции такие, такие... настоящие. Но, бету бить и срочно. Много очепяток, пунктуация хромает. Если это не покажется нескромным, то я с удовольствием бы отредактировала эту главу. Больно хороший фанф.

2012-03-24 в 05:40 

[азя]
— Чаю? Это как объятия. Только в чашке.©
tennyking, Спасибо))
Бета новая, и пока ни кто не жаловался ><
Ну а если хотите отредактировать и вам не сложно, буду только рада))

   

One Piece & yaoi несовместимы?

главная